Экологи создадут коалицию против строительства мусоросжигательных заводов.

Их претензии вызвал паспорт приоритетного проекта «Незапятнанная страна». Об этом поведала «Ъ» управляющий движения «ЭКА» Татьяна Честина. Зеленоватые обращают свое внимание, что единственный предложенный способ понижения толики захоронения отходов, предложенный в документе,— их сжигание. В Минприроды заявили «Ъ», что в качестве приоритетных способов понижения захоронения отходов сначала рассматривают переработку, но сжигание мусора позволит «понизить захоронение отходов в масштабах всей страны на 7%».

Управляющий движения «ЭКА» Татьяна Честина заявила «Ъ» о формировании коалиции против строительства мусоросжигательных заводов, в которую также войдут «Гринпис Рф», движение «Раздельный сбор», «Центр экономии ресурсов» и другие экологи. Строительство 5 мусоросжигательных заводов — 4 в Столичной области и 1-го в Республике Татарстан — прописано в паспорте приоритетного проекта «Незапятнанная страна», утвержденного правительством 21 декабря. По словам координатора проекта токсической программки «Гринпис Рф» Александра Иванникова, документ противоречит гос политике в области воззвания с отходами: «В согласовании федеральным законом об отходах (ст. 3 пункт 2) определена иерархия способов воззвания с отходами, сжигание относится к менее желаемым способам». Экологи обращают свое внимание, что это единственный метод понижения толики захоронения отходов, предусмотренный документом.

«В качестве приоритетных методов понижения захоронения отходов сначала мы рассматриваем предотвращение и минимизацию их образования, сортировку и обработку, и уже во вторую очередь их обезвреживание, в том числе с извлечением нужных компонент и энергии,— разъясняет замдиректора департамента госполитики и регулирования в сфере охраны среды Минприроды Ольга Тагилова.— При всем этом тепловое обезвреживание отходов не противоречит законодательству и позволяет достигнуть ожидаемых результатов, как мы лицезреем на примере западных европейских государств, Стране восходящего солнца и США». По ее словам, реализация проекта «Незапятнанная страна» позволит понизить захоронение отходов в масштабах всей страны на 7%. В Минприроды обращают свое внимание, что паспорт проекта предугадывает проведение гос экологической экспертизы проектной документации, оценки воздействия и публичные обсуждения строительства заводов. При составлении паспорта учитывались решения властей Москвы и Столичной области, также Республики Татарстан.

Экологи утверждают о противоречии в определении «тепловая переработка»: «Согласно федеральному закону «Об отходах производства и употребления», выделяется два совсем разных метода воззвания с отходами: утилизация и обезвреживание (уменьшение массы отходов, изменение их состава, физических и хим параметров, включая сжигание). Сжигание ни при каких обстоятельствах не является и не может являться переработкой»,— считает Татьяна Честина. По ее словам, неправильно гласить и о «нулевом захоронении», прописанном в паспорте проекта, потому что при сжигании мусора появляется до трети ядовитых шлаков. Александр Иванников отмечает, что понижение выбросов диоксинов за счет мусоросжигания также чуть ли достижимо. «При отсутствии схемы раздельного сбора хотелось бы созидать таковой же правительственный план развития раздельного сбора, в том числе небезопасных отходов,— гласит госпожа Честина.— Те же самые батарейки у нас просто выбрасывают, в европейских странах они не попадают на сжигание».

В Минприроды разъясняют, что «нулевое захоронение» предусматривается для Казани, где на одном заводе будут обезвреживаться фактически все бытовые отходы, образующиеся на местности городка, а шлаки от сжигания отходов планируется направлять для использования в дорожном строительстве. «Зола от сжигания мусора будет подвергаться дополнительной переработке и располагаться на полигонах»,— добавляет Ольга Тагилова. Она уделяет свое внимание, что на данный момент исключительно в Москве и Столичной области захоронение отходов составляет 9,5 млн тонн в год, а в итоге реализации проекта итоговый показатель понижения составит 3 млн тонн в год (до 6,5 млн тонн в год).

Ольга Никитина